Майкл Фассбендер: Я считаю себя ирландцем

Интервью журналу The Guardian

В этой части интервью Майкл Фассбендер рассказывает о своём решении стать актёром, о родителях, трудном периоде безработицы, актёрской интуиции и мечте сесть в режиссёрское кресло.

Родители Фассбендера не очень обрадовались, когда он объявил, что хочет стать актёром. Он родился в Гейдельберге в 1977 году. Его отец немец, вот откуда такая фамилия. Когда ему исполнилось два года, семья переехала в Ирландию, графство Керри, где открыла собственный ресторанчик. Фассбендер с шестнадцати лет начал с ними работать и брать уроки актёрства в свободное от работы время.

«Они хотели, чтобы я пошёл в университет. Они из того поколения, что свято верит – высшее образование всегда гарантирует хорошую работу».

Сестра Фассбендера получила диплом и стала нейропсихологом, но он знал, университет не для него и сказал родителям, что хочет играть.

«Они сказали: «Сначала иди в университет». А я им говорю, что не собираюсь напрасно тратить деньги и время, что хочу заниматься этим немедленно».

Этот спор продолжался до тех пор, пока ему не исполнилось 17, когда он поставил на сцене свою версию «Бешеных псов».

«Они увидели, как я ставлю эту пьесу, и подумали: «Чёрт, он это серьёзно». После этого они стали поддерживать меня».

Успех пришёл чудесным образом и без всяких усилий. Он выиграл право учиться в драматической школе в Лондоне и задолго от окончания нанял собственного агента и получил роль в минисериале Стивена Спилберга «Братья по оружию». А потом…ничего. За два года пребывания в Лос-Анджелесе он поработал чистыми шесть недель и вернулся в Лондон, где долгие периоды работы в баре перемежались случайными съёмками в сериале «Холби Сити» или телевизионной рекламе. Перед ним встал жёсткий вопрос, чем ещё он может заниматься. Открыть ресторан это самое лучшее, что он мог бы сделать, но он не хотел этого. Несмотря на все эти трудности, он считает годы безработицы по-настоящему хорошими.

«Столько хороших актёров, которые в 40 лет по-прежнему без работы. Огромное количество. Мне чертовски повезло. Я просто продолжал стучать в дверь, а когда шанс подворачивался, я его использовал».

И такой шанс пришёл с фильмом «Голод». Под режиссёрским руководством Маккуина Фассбендер получил репутацию необыкновенно умного актёра, но он с этим не согласен.

«Я точно не из разряда умных. Я хочу сказать, что я никогда не был академически умным. И я не считаю себя умным. Я просто имею хорошую, если имею, я не знаю, интуицию. Я интуитивный человек, и мне кажется, я думаю просто».

Я прошу его объяснить.

«В общем, я просто размышляю, что персонаж может сделать что-то подобное из-за своего комплекса неполноценности. Вот почему он такой садист по отношению к кому-то или что-то там ещё. Это очень грубый пример, но я всегда рассматриваю вещи просто. Если я могу их объяснить логически, я это принимаю. Я скажу вам, столько умных актёров повсюду. Мне кажется, что совсем неумно, когда мы так много говорим о себе. Это скучно, неумно и неинтересно. Это опасность в нашей работе. А всё потому, что размышляя о персонаже и себе самом, легко попасть в эту ловушку довольно быстро».

Совершенно очевидно, что журналисты не просят сантехников рассказать о том, как они чинят бойлер.

«Нет. И они не говорят сантехнику: «О, это должно быть очень трудная работа». А ведь люди работают ежедневно с утра до ночи».

Если Фассбендер хотел меня разубедить в своём интеллекте, это не очень сработало. Меня ещё больше озадачило, что такого привлекло его в блокбастерной франшизе «Люди Икс». Как может один и тот же человек сыграть в «Свете в океане», а потом играть мутанта из комикса? Он лишь лишний раз убедил меня в том, о чём я давно догадывался – имей он другой путь заработать деньги и подтвердить свой звёздный статус, он бы без этого обошёлся. Когда он отвечает, он выглядит слегка не в своей тарелке:

«Работаешь согласно ландшафту перед тобой».

Затем он собирается с мыслями и начинает говорить все эти общепринятые фразы о том, как это было весело снимать «Людей Икс». «О, «Прометей» был просто отпад» и каких замечательных друзей он завёл.

«Что особенно здорово в таких больших картинах, ты сразу попадаешь в массу народа – человек триста команда на площадке, которая в конце объединяется, чтобы что-то сделать. Это радует. Их трудно снимать, эти большие картины. Они могут выглядеть как лёгкое предприятие. Когда люди их смотрят, они думают: «Господи, очередной блокбастер». Но их чертовски трудно делать».

Но он говорит, что путешествовать по всему миру и встречаться с людьми, которых тронула и обрадовала картина, это удовольствие.

«Это и есть кино в своём лучшем виде».

Работа в «Людях Икс» позволила Фассбендеру создать свою собственную продюсерскую компанию DMC Film, тем самым он исполнил свою давнюю мечту стать продюсером. Этой осенью вышел фильм «Должники наши», где его компания DMC стала сопродюсером, как и в картине «Кредо убийцы», которая выйдет на экраны 5 января 2017 года. Ещё восемь лет назад для него было проблемой получить роль. Что сегодня пока не удаётся достичь?

«Мне бы хотелось попробовать себя в режиссуре» — тихо говорит он. «Посмотрим. Я ненавижу говорить, а потом это не получится. Но попробовать хочу».

Чего он хочет точно, так это передышки. Он всё ещё живёт в своей квартире в районе Хакни в Лондоне, которую купил десять лет назад. Но ему очень хочется переехать куда-нибудь в сельскую местность. Четыре года назад он увлёкся сёрфингом и в свободное время сразу отправляется к воде.

Он не хочет переезжать в Лос-Анджелес, потому что это слишком «промышленный город». Он подумывает о Сан-Франциско, или Остине, или Новом Орлеане.

«Но я люблю Европу, знаете. Я по-настоящему люблю Европу».

В то время как он мечется в выборе между двух континентов, становится ясно, что эта неопределённость связана скорее с желанием иметь закрытую частную жизнь, а не из-за его нерешительности. Он даже не говорит, где занимается сёрфингом. Он утверждает, что слава не слишком изменила его жизнь – он по-прежнему близок с друзьями, с которыми рос. К ним добавились несколько ирландских друзей в Лондоне. Интересно, что он говорит, как оптимизировал свой круг друзей к 30 годам, за год до выхода «Голода». Думаю, он знал, что его статус изменится.

У него несколько друзей среди знаменитостей, но они не относятся к пятёрке самых лучших.

«Я всегда думаю, что если у тебя пять друзей, на которых ты можешь положиться, то это уже много. У меня их ровно столько».

Он может выйти из отеля, и никто его не окликнет.

«Я гуляю по улицам. Иногда сажусь в автобус».

Он говорит так убедительно, что я готов поверить в его замечательно простую, незаметную, лондонскую жизнь. Пока я не спросил, как часто к нему подходят люди. «Это зависит от того, как часто я останавливаюсь. Дайте-ка подумать. Куда я направляюсь?»

Представим, что он выходит из этого отеля и останавливается у газетного киоска по дороге в Сохо. Но прежде, чем я «довожу» его до Oxford Circus, с дистанцией меньше мили, он говорит: «ОК. Меня остановили три или четыре раза». Но это очень много! Он выглядит смущённо и быстро пытается всё поправить. «Но может и никто не остановить», словно боится показаться хвастуном.

Держать свои романтические отношения подальше от камер – также один из способов закрыть свою личную жизнь для других. В прошлом его связывали с такими актрисами как Зои Кравиц и Николь Бехари. Сейчас его девушка Алисия Викандер, шведская актриса, партнёрша по фильму «Свет в океане». Они создали великолепную супружескую пару на экране, и он неловко признаёт: «Да, полагаю, это передаётся. Очевидно химия это то, что сразу бросается в глаза». Их отношения, возможно, сделали сцену секса менее комфортной. Он согласен, но с каждым словом словно уходит в себя всё глубже. Если сплетники надеются получить очередную Бранджелину, их ждёт разочарование.

the-light-between-oceans-4

Это нелёгкий трюк — поддерживать впечатление обычной нормальности и так тщательно охранять свою личную жизнь.

Я подозреваю, что его ирландская натура позволяет ему легко относиться ко всякого рода классификациям. Он сразу с этим соглашается.

«Я определённо всё ещё считаю себя ирландцем. Да, да. И я определённо европеец».

После двадцати лет в Лондоне, есть в нём хоть частичка британского?

«Я никогда себя не считаю британцем» — говорит он уверенно. Он не против, когда в прессе его называют британским актёром? Он смеётся.

«Ну, они это делают, когда я чего-то добиваюсь. Если нет, то я сразу ирландец».

Начало интервью здесь

 

Понравился пост?

Майкл Фассбендер: Я считаю себя ирландцем: 5 комментариев

  1. «Ну, они это делают, когда я чего-то добиваюсь. Если нет, то я сразу ирландец».
    Комплекс ирландца, которого все не любят?

    Ну а так, суперское интервью, спасибо!

     
    • А мне кажется, не комплекс, а гордость. И мягкий укор в сторону махровых снобов, британцев.

       
  2. Спасибо, спасибо, спасибо! Какой же он …замечательный. И уж Бранжелину мы точно не увидим.

     
  3. «Мне бы хотелось попробовать себя в режиссуре» — тихо говорит он.

    Ну, этого мы ждем от Миклухи уже давно :)

    Спасибо за интереснейшее интервью!

     

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *