Майкл Фассбендер в интервью: Надо быть честным с самим собой всегда

интервью Майкла Фассбендера изданию The Guardian

В своём интервью изданию The Guardian Майкл Фассбендер говорит о дружбе, прощении, прыщах и оголённости в кино. Читайте первую часть этого интереснейшего интервью.

“Прекрасный лжец”

Майкл Фассбендер или самый приспособившийся к жизни человек, или он прекрасный лжец.

«Я могу без всякого напряжения врать журналистам» – сообщает он мне, считая, что очень в этом преуспел. Может, он и вправду в этом преуспел, но то, что он так открыто об этом говорит, только усиливает впечатление о нём, как о человеке, который находится с самим собой в полном согласии.

Фильмы с Фассбендером:

Он известен тем, что играл людей, которые уж точно не находились в мире с самими собой. В 2008 Майкл сыграл в заключённого Бобби Сэндса, устроившего голодную забастовку в картине Стива Маккуина «Голод». Затем он сыграл сексуально зависимого человека в картине Маккуина «Стыд». И режиссёр пригласил его в свою третью картину «12 лет рабства», где Фассбендер сыграл отмороженного рабовладельца. Он также снялся в роли второго плана в «Аквариуме» и «Бесславных ублюдках». Он сыграл Карла Юнга в «Опасном методе», мистера Рочестера в «Джейн Эйр» и Стива Джобса в одноимённой картине. А также мутанта антигероя Магнето во франшизе «Люди Икс» и Макбета. Его называют Британским Брандо – он привносит в каждую сыгранную роль такую напряжённую самоотдачу, что заставляет зрителя думать – перед ним не игра, а наблюдение за личной жизнью героя. Это чувство вторжения в частную жизнь одновременно будоражит и беспокоит, а иногда кажется непристойным.

“Я вообще ни с кем никогда не хотел меняться местами”

Дважды номинант Оскара, тридцати-девятилетний актёр сыграл ещё в трёх картинах, одну из которых он ещё и продюсирует. И всё это практически без провалов (он предпочёл не смотреть свой неудачный вестерн «Джона Хекс» 2010 года) и неблаговидных поступков, которые стоило обсуждать в жёлтой прессе. Наш разговор заходит о безупречной актёрской карьере и вероятности довести её до совершенства. «Господи, я знаю, я знаю. Это помешательство. Это просто маловероятно». Он говорит, что нет актёра, с которым бы он хотел махнуть местами.  «Кроме того, и это совершенно точно – Я вообще ни с кем никогда не хотел меняться местами».

Perpetuum mobile

После «12 лет рабства» Фассбендер снялся в девяти картинах подряд и он должен был бы выдохнуться, но по нему этого никогда не скажешь. Я даже не уверен, что смог бы его узнать. Когда мы встретились в одном из отелей Сохо, на нём были широкие шорты, и он уже успел утром побывать в спортивном зале. На его лице небрежная щетина из рыжих волос. Я никак не ожидал, что после двадцати лет жизни в Лондоне, он умудрится сохранить свой ирландский акцент, который не смогли изменить даже роли людей разных национальностей. В нём присутствует та актёрская алхимия, которая меняет его лицо в каждом фильме. Удивительно, что в жизни он похож на брата Шэрон из сериала «Катастрофа» (“да неужели” прим. гл. ред).

medium_62ea9a7adb79f745254a3e28700d857dmedium_c11b299a7cd00dfc70fd1d2c32ddbb47

Свет в океане.

Нам предстоит увидеть Фассбендера в поразительной экранизации «Свет в океане», которую снимали в Западной Австралии. Фассбендер играет Тома Шербурна, молчаливого ветерана первой мировой войны, устроившегося работать смотрителем маяка. Его дикое одиночество скрашивается, когда он влюбляется в энергичную молодую женщину Изабель и женится на ней. После двух подряд выкидышей в их отношениях наступает отчуждение, пока лодку с ребёнком и мёртвым мужчиной не прибивает к их берегу. Изабель умоляет Тома оставить ребёнка и не сообщать полиции. Вопреки инстинкту, он соглашается, и они выдают ребёнка за своего собственного.

«Что мне нравится в этом фильме – он о достойных людях. Здесь нет этого разделения на плохих и хороших людей, и это замечательная вещь во всей этой истории. Ты не думаешь: «Что они такое удумали? Они сошли с ума».

Том совсем не похож на прежних персонажей Фассбендера с отклонениями от нормы, и мне любопытно, насколько близок ему этот герой.

«Когда я прочитал это, я подумал: «Господи, какой он хороший человек». Он из другого поколения, он не болтает, его преданность и принципы самые высокие. Я бы даже сказал, что хочу быть таким, как он.

В картине Том произносит выстраданные слова: «Нам надо сделать всё, как следует», даже если это означает принести боль любимому существу. Я думаю, что надо оставаться честным перед самим собой. Я думаю, надо быть честным с самим собой всегда. Какой у тебя в жизни моральный ориентир? Ты остаёшься преданным этому ориентиру, несмотря на ориентир человека, которого ты любишь, потому что мы все индивидуальны».

Фассбендер вдруг замолкает, когда я спрашиваю его о самой большой моральной дилемме, с которой он сталкивался. «О, чёрт». Он замолкает на десять секунд. «Я не знаю. Их много, мне кажется. Дайте подумать». И после паузы: «А ваша? Может, я пойму, в чём мысль».

Прощение.

Он много раз повторяет этот трюк – переадресует мой вопрос ко мне самому. Это очень приятное качество в личности, но не приветствуется в том, у кого берут интервью. Он использует этот приём, чтобы переключить внимание с предмета, о котором не хочет говорить. Я предлагаю ему несколько своих моральных вызовов, с которыми пришлось иметь дело, но когда подходит его очередь, он улыбается извиняющей улыбкой:

«Я такой осторожный. Мне немного не по себе. Я не буду отвечать».

Другая замечательная тема в картине – прощение. Фассбендер чувствует меньше уверенности в этом.

«Я думаю, что это единственный путь, чтобы двигаться дальше. Я в это верю. Для человека, который прощает это более важно, чем для того, кто нуждается в прощении. В этом фильме есть великолепные слова: надо только простить однажды, и дело сделано. Если этого не сделать, то придётся постоянно негодовать».

Он немного помолчал.

«Но когда думал об этом сегодня, я стал смотреть какое-то видео  в прямом эфире, где пятеро бьют одну девчонку, подростки, и я подумал: «Господи, это же зверство. А потом другое видео о 15-летней девочке в Макдональдсе в Нью-Йорке, где её уронили на землю и топчут по голове и вырывают ей волосы. Там была группа из пяти или шести девчонок. И я подумал, что будь я её родителем, я не знаю, простил ли бы я их. А так как я смотрел на это не как родитель, я думал, что эти девчонки просто отвратительны».

“Я был весь в прыщах.”

Когда Фассбендер был подростком, его всё трогало до глубины души. «Я был немножко беспокойный. Я мог просто сидеть и волноваться». О чём? «О чём угодно». СПИД? Ядерная война? «О, да». Кто-то от тебя забеременел? «Точно, да». Провалил экзамены? «Да. И прыщи. Я был весь в прыщах. А потом сидишь и думаешь: «Не буду ни о чём волноваться – зачем вообще о чём-то волноваться?» Он смеётся и качает головой.

 «Я всё время стараюсь работать над тем, чтобы этого не делать. Я не тревожусь о вещах, которые не могу контролировать. Я не задумываюсь над прошлым, потому что это не имеет смысла. Есть совершённые в прошлом ошибки, но это просто опыт. Вещи, которые тебя терзают и которые ты не в силах изменить, бессмысленны. Если ты не будешь осторожен с этим, то можешь не заметить, как начнёшь получать удовольствие от всепоглощающей ненависти к себе и мученичества. Такие вещи могут стать удобной моделью поведения, потому что они привычны. Я узнал это, когда снимался в «Стыде» – как модель поведения становится одеялом безопасности, даже если оно убивает тебя».

Ну, и конечно же про большой пенис…

Я единственный раз почувствовал в нём что-то похожее на возмущение, когда спросил его, каково ему было после «Стыда». В картине очень много сцен, где Фассбендер голый фронтально, к чему зрители ещё не очень привыкли. Это вызвало настоящую сенсацию.

 «Ну, тогда я думал: «В картине есть гораздо что-то большее, чем мой пенис». Одна журналистка подлила масла в огонь, сказав: «Ну, и каково это иметь такой большой пенис?» И это был самый первый вопрос, который она задала. А затем написала, что я флиртовал с ней во время интервью. Полная чушь, знаете. Всё интервью пошло наперекосяк».

Он выглядит оскорблённым, но затем пожимает плечами.

 «И опять же, знаете, это продастся лучше, если нарисовать обо мне такую картину, а не о парне, которому это неинтересно, и он не испытывает никаких желаний по отношению к ней. Я это всё понял. Но тогда я воспринимал себя слишком серьёзно. Моя мама всегда говорит, когда мы с ней смотрим какой-то фильм: «Ну, вот, опять. Женщины всегда голые, а парни всегда прикрытые». Он улыбается. «Ну, и я подумал, что этот фильм прямо для тебя, Мамочка».

Понравился пост?

Майкл Фассбендер в интервью: Надо быть честным с самим собой всегда: 3 комментария

  1. Да, шикарное интервью!
    Спасибо большое за отличный перевод :)
    Про прыщи и беспокойство обо всем на свете это реально делает его обычным, простым парнем.

     

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *