О “Макбете” с профессиональной точки зрения

Две недели назад «Макбет» вышел на экраны у нас, а в Америке – в ограниченный прокат только вчера. Ноябрь-декабрь самые главные месяцы в американском кино, именно они дают самые высокие шансы на то, что академики, страдающие старческим маразмом, не забудут картину и проголосуют за неё в качестве номинанта на Оскар. Весна и лето – гиблые месяцы, никто не вспомнит, что видел в начале года. Видимо, не зря могущественный продюсер Харви Вайнштейн придерживал так долго своего «Макбета», чтобы он смог выстрелить всеми палубными пушками одновременно. Мне стыдно, что я до сих пор не удосужилась посмотреть фильм, который так долго ждала. Поэтому ограничиваюсь чужими высказываниями. Но какими! Например, вот что думает о фильме профессионал, режиссёр и сценарист Дэвид Лоуэри (В бегах, Ошибки прошлого).

Наша рецензия на фильм Макбет:

Потрясающий Макбет

Мне нравится, что молодой человек, не стесняется признаться в своём восхищении и не просто на уровне нравится-не нравится, а с полным знанием дела. И не думайте с пренебрежением: Кто такой этот Лоуэри? Вот если бы Ридли Скотт или Стивен Спилберг сказали своё слово!

Когда человек в свои небольшие годы прошел все кинематографические профессии (Дэвид и актёр, и оператор, и монтажёр и т.д.), кому как не ему можно и должно судить о готовой работе? В небольшой статье для The Talkhouse он щедро делится своим впечатлением, проводя аналогию с нашумевшим спектаклем «Sleep No More», ставшим уникальным театральным экспериментом, во время которого зрители вместе с актёрами проходят несколько этажей «отеля» с его многочисленными комнатами, где есть место психушке, кладбищу, детской, врачебной, танцевальной комнатам. Читайте!

Что за зрелище этот фильм! Медитативный, насыщенный силой гобелен, одна часть которого спектакль, а две другие – галлюцинация. Слова Шекспира живут в картине, они великолепно переданы, но фильм мог с лёгкостью обойтись без них. Отключите диалог, убавьте звук и, осмелюсь признать, восприятие не пострадает. Из всех бессмертных строчек, проливающих свет на крушение Макбета, есть ли что-то более объяснимое и ясное, чем внезапный сдвиг в осанке Майкла Фассбендера после убийства Банко? Это визуальный опыт, где ямбический пентаметр становится важной составляющей безупречного звукового обрамления.

Есть некоторые моменты, которых мне недоставало в этом воплощении, например, махинации с часами. Но можно за этим обратиться к фильму Курасавы «Трон в крови».

Нам не позволено разделить с Макбетом ужасное и восхитительное погружение в его падение, но можно обратиться к варианту Романа Полански, где разложена по полочкам вся внутренняя работа персонажа. С другой стороны, некоторые детали знакомого текста обрели в картине неизгладимое новое толкование.

Такие образы как три ведьмы, явившиеся на поле брани, кажется, войдут навсегда в иконографию пьесы. Убийство Леди Макдуфф и её семьи так жестоко и откровенно исполнено, что окрасило все последующие события. Моя жена накануне этой сцены отлучилась в туалет и в счастливом неведении вернулась к нам, зрителям, находящимся в ужасе и шоке.

Этот эпизод, в свою очередь, добавляет новую грань знаменитому монологу Марион Котийяр, который она исполнила монументально. Мы осознаём, что к этому монологу нас всё время подводил режиссёр, начиная с самой первой сцены картины.

Эта первая сцена – образ безжизненного ребёнка, лежащего на погребальном костре. Вряд ли есть в кино более красивый образ мёртвого ребёнка – он обрамлён в совершенстве, безупречно освещён, без малейших признаков жизни, как знак всех грядущих событий.

Сквозь всю картину оператор Адам Аркпоу (работает вместе с Курзелем в «Кредо убийцы») фиксирует беспредельную свирепость происходящего в сочетании с лихорадочной, мрачной и в то же время потрясающей красотой. От военных фризов к красным лучам солнца, пронизывающим часовню, где коронуют Макбета, всё это и рядом не стояло с грубым, уродливым брутализмом фильма Романа Поланского или реальным средневековьем, и есть лишь намерение приблизиться к эстетике шекспировского слога.

Я всё это принимаю. Я принимаю и этот фильм, и версию Полански, и Куросавы, и театральную «Больше не спать», и версию Тревора Нанна с Джуди Денч и Иэном Маккелленом. Все они что-то привносят в мой ум. Пьеса остаётся пьесой, а исполнение и каждая новая адаптация не что иное, как интерпретация, часто обогащающая, никогда окончательная. Плохие мы забываем. Эту обязательно запомним.

 

Понравился пост?

О “Макбете” с профессиональной точки зрения: 2 комментария

  1. Великолепная статья! Уже поверила, что этот фильм сможет поразить меня больше, чем японская версия, не только за счёт игры Майкла. Потому что я до сих пор пребывала в убеждении, что именно Куросава — идеальный режиссёр для пьес Шекспира (после “Рана” и “Трона в крови”).

     
    • Как здорово, что этот маленький коллектив (Курзель, Фассбендер, Котийяр, Аркпоу) продолжает вместе работать в Кредо убийцы. Похоже, они понимают глубоко друг друга.

       

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *